ОПЫТ МЫСЛИ КАК ТЕРРИТОРИЯ СВОБОДЫ

Моисей Самойлович о себе: «…мне интересен сам мыслительный процесс. До тех пор, пока мысль не материализуется – или в компьютере, или в писании, или в говорении, – это еще не мысль. Размышление, обдумывание  –  еще небытие. …А вот сидеть и писать… я получаю удовольствие от того, что пишу». (М.С. Каган, Е.Г. Соколов. Диалоги. – СПб, 2006. С. 293 – 294). А мы читаем и наслаждаемся тем, что и как написано, восхищаемся профессиональной харизмой Кагана и гениальностью книг этого мыслителя, посвятившего свою жизнь таким важным областям человеческой деятельности, как культура и искусство.

Мышление первооткрывателей в отечественной науке,  нелегкая судьба и служение у онтологии познания и самопонимания. Уникальный опыт проживания собственного бытия в профессии, с необходимостью «достоверного» в своей непреходящей ценности. Идеи Кагана о человеке и красоте, бытии и небытии, совести и долге, деятельной этике существования, – не просто «современны» и «своевременны». Давно получившие статус классических, они на глазах современников продолжают обретать свое бессмертие, и еще не раз возродятся в опыте новых поколений. (Капустина Л.Б. Культура как ресурс бытия // Гражданская солидарность в реализации культурной политики: взаимодействие власти, общества и бизнеса. – Якутск-Москва, 2015. С. 120 – 124).

Прочитать то, что написано Каганом о культуре, представляется делом непростым, поскольку это вопрос не столько дефицита времени на чтение, сколько исключительно «личностного ресурса» и уникальной «оптики». Основание ее, с одной стороны, – в цельности биографии Моисея Самойловича, устремленности к идеалам рационального познания, с его настойчивой потребностью понять и осознать мир как целое. Неслучайно Ю.Н. Солонин определит его вклад в отечественную систему наук о культуре как «исследовательскую программу», а самого автора назовет  личностью «гетеанского» типа. (Солонин Ю. Н. Жизнь как творчество. М.С. Каган: к изданию его трудов» // М.С. Каган. Избранные труды. Т. I. Проблемы методологии. – СПб., 2006. С. XXXII).

Другим важным основанием, благодаря которому Моисей Самойлович осуществляет «сборку» всех своих программных текстов в некое системно-синергетическое единство, – становится способность порождать и удерживать далеко не всегда очевидные смыслы и междисциплинарные связи, в их последовательной концептуальной разработке. Причем в самых различных областях, так или иначе связанных с культурой и искусством, будь то теория культуры, эстетика или аксиология. А также в таких сферах знания, как философия культуры, или в пока еще только опознаваемых контурах философской антропологии (в отношении к культуре и творческим модусам бытия).

Смыслы во всем многообразии их измерений и горизонтов: символическом, антропологическом, ценностном, эстетическом, этическом, экзистенциально-прикладном. И «смысл» (в его целом), понятый как живой и неиссякаемый источник активности («vita activa» Х. Арендт). Труднодостижимое, на самом деле, качество и способность человека творить уникальные миры. И тем самым ощущать себя свободным. Мысль М.С. Кагана, – и в этом ее абсолютная ценность, – порождает в понятийной форме то, что действует и проживается в жизни как импульс осознанной свободы и жизнеутверждающей силы бытия.

Капустина Л.Б.

Северо-Западный институт управления РАНХиГС,

Санкт-Петербург

Ranepa.ru

***

С 18 по 19 мая 2021 г. состоится Всероссийская конференция «XV Кагановские чтения. Теория культуры и эстетика: новые междисциплинарные
подходы (к 100-летию М.С. Кагана)». 

Детальная программа всероссийской конференции «XV Кагановские чтения. Теория культуры и эстетика: новые междисциплинарные подходы (к 100-летию М.С. Кагана)». Санкт-Петербургский государственный университет, Институт философии, 18-19 мая 2021 г.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить